Декорирование

Пространство

В первобытных культурах первым освоенным человеком пространством были круг и сфера. Об этом свидетельствуют как первые сферические дома, так и наиболее ранняя форма танца, укладывающаяся в круг. Фронтальный танец и прямоугольные дома появились позднее. Они стали следствием осмысления человеком трех осей: вверх–вниз, назад–вперед, влево–вправо.

Ось вверх–вниз – вертикаль, параллельно которой человек постоянно поддерживает свое тело. Оси назад-вперед, влево–вправо определяют горизонтальную плоскость, по которой человек передвигается с минимальной тратой энергии. Три направляющих оси были преобразованы человеком в горизонтальные плоскости и стены дома.

Неотъемлемое качество внутреннего мира дома – его целостность. Дом, представляющий собой коробку, состоящую из замкнутых пространственных ячеек, никогда не станет полноценным,– так утверждал выдающийся американский зодчий XIX–XX веков Фрэнк Ллойд Райт. Он не видит смысла в «клеточной» ограниченности, вызывающей ассоциации с камерами заключения. Он разрушает перегородки и сводит к минимуму число изолированных помещений. Общие комнаты, легко просматривающиеся, создающие ощущение единства, архитектор лишь подразделяет на части, имеющие различное использование, например, для еды, чтения, приема посетителей. Внутреннее пространство дома становится свободным, перетекающим из одной зоны в другую.

Фокусом дома как пространственной целостности, по мысли другого выдающегося архитектора – Ле Корбюзье, – может стать «очаг», вокруг которого собирается семья. Очаг в контексте его высказываний – это также общая комната с камином или столовая.

Окна и двери

Без естественного света и инсоляции внутренний мир дома не может быть полноценным. Свет выполняет важнейшие биологические, психологические и эстетические функции. В целом он – самый важный, после пищи, элемент среды, который управляет биологическими функциями человеческого организма и оказывает воздействие на психическое состояние человека. В связи с этим чрезвычайно важно правило цикличности – чередование различных видов и интенсивности освещенности, которое отвечает одной из важнейших врожденных потребностей человека. Такое чередование уравновешивает противоположное влияние света и тени.

Велики эстетические функции естественного света, утверждает американский архитектор Луис Кан. Оно меняется в зависимости от времени суток, сезона, года, заставляет вибрировать внутреннее пространство, изменяет его масштаб, пропорции, цвет – делает пространство живым и разнообразным.

Осветить интерьер, полагает Луис Кан, это не значит пробить дырку в стене или раздвинуть балки в потолке. Осветить – значит заставить пространство зрительно изменяться так, чтобы раскрыть его форму и целостность.

С помощью окна внутреннее пространство «смотрит» во внешнее. Именно поэтому окна нередко называют глазами дома. Они помогают человеку ощущать свое положение в окружающей среде. Образ глаза усиливается светом лампы в окне, что постоянно находило отражение в поэзии. Окно как образ глаза требует определенной композиционной оправы – необходимого соотношения проемов и стены. Эксперименты некоторых зодчих ХХ века по слиянию внутреннего пространства с внешним с помощью стеклянных оболочек не только уничтожали фундаментальные функции проема, но и лишали внутренний мир интерьера необходимой целостности и ощущения безопасности.

Хорошее соотношение площади стены и проема – примечательная черта многих полноценных зданий. Поиски проема, который наилучшим образом отвечал бы выполнению многих функций (поступление света снаружи внутрь, обеспечение видимости изнутри наружу и т. д.) весьма характерны для многих крупных мастеров архитектуры ХХ века. Один из них – уже упомянутый нами Луис Кан. В доме «Фишерхаус» он вводит угловое окно, разрушающее «коробчатость» внутреннего объема. Кроме того, проем становится хорошей композиционной рамой для восприятия ландшафта и удачно интегрируется в элементы внутреннего оборудования дома.

Смысловое значение входа-выхода можно осознать, обратившись к народному жилищу. Наличие входа-выхода в нем – одно из условий для сохранения домом своего статуса. Его полезно сравнить с образом «не-дома» в загадках различных традиций. Например, гроб – дом, из которого нельзя выйти; яйцо – дом, из которого можно выйти, только сломав его.

Подвал

Подвал – корень дома. Без него дом будет «плавать» в пространстве. Отрыв зданий от земли в работах основоположников «новой архитектуры» 1920–1930-х годов был великим экспериментом, который был подвергнут сомнению уже в конце 1950-х.

Вспомним, что сказал известный дизайнер Д. Нельсон о вилле Савуа Ле Корбюзье в Пуасси. Между виллой и землей, утверждал он, существует такая же связь, как между самолетом и взлетно-посадочной полосой. Ориентация на изделия техники и дизайна, стремление к абсолютной новизне нарушали фундаментальные качества частного дома.

Внешний вид здания – воплощение афоризма самого архитектора: «Дом – это коробка в пространстве, прорезанная непрерывной лентой окон».

Связь с землей, «вырастание» из нее – важнейшее свойство жилого дома, утверждающее его контакты с ландшафтом. Здания, напоминающие сверкающие на солнце вагоны, способные переехать из одного места в другое (поменять прописку, как утверждал Фрэнк Ллойд Райт) не могут считаться архитектурой. Надежный дом не должен формировать представления о возможности своей автономности, временности.

Кровля

Скатная кровля дома – его защита от осадков, ветра, излишнего перегрева летом и чрезмерного охлаждения зимой. Географы давно отметили, что в каждой стране наклон кровли – один из устойчивых признаков климата. Чем больше осадков выпадает в данной местности в течение года, тем круче становится кровля.

Взметнувшаяся вверх, полярная подвалу скатная кровля становится знаком вертикальности, обращенности дома к небу, к солнцу, к свету. Широкие свесы и мощные скаты кровли могут внушить представление о надежности дома, защищенности его внутреннего мира.

Акцентируя дом, скатная крыша нередко становится связующим элементом между ним и окружением. Графическая структура кровель, их диагональные линии способны продолжить линии графической структуры ландшафта – склоны холмов, силуэты лесных массивов и т. д. Такой дом становится частью своей среды.

Великие мастера эпохи модерна, стремившиеся к созданию принципиально новых форм, отрицавшие преемственность и традицию, не отказались от скатных крыш в частных домах. Они понимали фундаментальный, глубинный смысл кровли. Они помнили, что крыша – древнейший признак человеческой оседлости.

Заключение

То, чего хочет архитектор, часто совсем не нужно заказчику. Примеров такого «расхождения» достаточно много. Приведу один из них – хрестоматийный. По заказу чикагского врача Эдит Фарнсворд архитектор Мис ван дер Роэ в 1950 году построил загородный дом для отдыха. Сооружение стало блистательной реализацией концепции нерасчлененного, универсального пространства, неприемлемого для организации обычных бытовых процессов. Определенные неудобства создавала и стеклянная оболочка дома. Дом-аквариум травмировал хозяйку, вызвал резкие нападки критики. И в то же время это сооружение стало одним из выдающихся произведений архитектуры ХХ века. В этом, безусловно, проявился эгоцентризм зодчих, реализующих прежде всего свои идеи.

Большие площади остекленных поверхностей превращают здание в своеобразный «аквариум».

Архитектор не должен явно навязывать свое «Я», свои желания, свои предпочтения. Такой подход обречен на конечную неудачу. Дом может быть очень выразительным и очень красивым. Но он никогда не станет уместным, родным и привычным, если не будет отражением конкретного человека или конкретной группы людей.

И наоборот, дом станет желанным и уместным, если архитектор сможет перевоплотиться в хозяина, понять его опыт. Умение «наступить на горло собственной песне», найти компромисс между тем, что нужно, и тем, как сделать то, что нужно, требует большой профессиональной зрелости и мастерства.

Abistyle Дизайн студия интерьера